Узники крови: история Холокоста в Эстонии

1 minutit lugemist

Международный день памяти жертв Холокоста отмечается 27 января в годовщину освобождения Освенцима. Страшные события Второй мировой войны затронули и Эстонию – на территории страны действовало около 20 лагерей смерти. 1941–1944 годах в Эстонии существовала целая сеть концентрационных лагерей для уничтожения неугодных рас.

Основной нацией, подлежащей истреблению, считались евреи, но более поздний анализ списка жертв говорит, что машина смерти не щадила никого. Например, из исторических источников мы знаем, что за один день 19 сентября 1944 года в лагере Клоога было убито около 3000 человек, из них:
– 800 русских военнопленных;
– 700 эстонцев политзаключенных;
– 1500 евреев из концлагеря.

Клоога
Лагерь в Клоога был организован в сентябре 1943 года. По данным на 26 июня 1944 года в заключении содержались 2330 человек. Это были евреи, поляки, литовцы, эстонцы, русские и другие. Были 13-летние подростки и 70-летние старики. Протокол выемки картотеки в канцелярии концлагеря Клоога от 5 октября 1944 года сообщает, что в заключении были представители 47 профессий: 33 врача, 9 инженеров, 2 агронома, 15 механиков, 6 бухгалтеров, 37 медсестер, 11 аптекарей, 39 парикмахеров, 25 прачек, 147 столяров, 3 ткача, 651 швейный работник, 441 рабочий и множество других. Однако заключенных в лагере использовали не по их профессиям, а для тяжелого труда – на лесоразработках, каменоломнях, бетонных работах, погрузке тяжестей, строительстве зданий лагерей.
Немногочисленные сохранившиеся свидетельские показания подтверждают, что немецкие надзиратели отличались особой грубостью и жестокостью. Они пользовались неограниченной властью над заключенными, подвергая их систематическим избиениям кулаками, ногами, палками и вообще чем придется. В лагере было официально узаконено наказание заключенных нагайкой, изготовленной из бычьей жилы с пропущенной через нее стальной проволокой. Для наказания была изготовлена руками заключенных специальная скамейка. К ножкам этой скамейки стоя привязывался за ноги ремнями заключенный, который затем ложился животом на скамейку, обхватывая ее руками. Руки также привязывались под скамейкой. Один надсмотрщик садился заключенному на шею, а второй совершал экзекуцию.

Айн-Эрвин Мере. После войны попал в плен к союзникам. В 1947 году переехал в Великобританию, в Лестер, устроившись на текстильную фабрику. Мере занимался общественной деятельностью, входил в правление Ассоциации эстонцев в Англии. 9 ноября 1960 года МИД СССР передал ноту в посольство Великобритании в Москве, потребовав выдачи Мере; в Эстонии прошли организованные партийным руководством выступления рабочих с требованием выдать Мере. Тем не менее, Британия отказалась выдать Мере. 11 марта 1961 года в Таллине Верховный суд Эстонской ССР заочно вынес Мере смертный приговор. На заседании суда к смерти также были приговорены помощник начальника лагеря смерти в Ягала Ральф Герретс и охранник Яан Вийк. Айн-Эрвин Мере скончался в Лестере 5 апреля 1969 года в возрасте 66 лет.

Питание в лагере было крайне плохое. Дневная норма – 350 г хлеба, который, как правило, не доходил до заключенных в полном объеме, 25 г испорченного маргарина, 1 л так называемого «кофе» и 1 л супа с плавающими в нем крупинками. От такого питания заключенные истощались и опухали. Жили люди крайне стеснённо и в антисанитарных условиях, постоянно болели – смертность держалась на цифре 10% от общей численности в месяц.
Деторождение в лагере было строго запрещено. В ходе послевоенных судебных дознаний свидетель Тринапольский рассказал:
«В лагере был случай, когда женщина-заключенная родила ребенка. Начальник лагеря Бок сообщил об этом в комендатуру, и ребенок был умерщвлен».
Свидетель Ратнер: «В феврале 1944 года в лагере родились двое детей. Оба ребенка были живыми брошены в топку кочегарки и сожжены. Я сам лично видел факт сожжения детей. В мае 44 года в лагере родился третий ребенок. Его сразу же задушил унтершарфюрер Бар».

Ягала – Калеви-Лийва
Этот лагерь был предназначен для уничтожения заключенных, а не для использования их труда. Первый эшелон с узниками прибыл на станцию Раазику 5 сентября 1942 года из чешского города Терезин. 29 сентября прибыл второй эшелон – с евреями из Франкфурта-на-Майне и Берлина. На перроне людей разделяли по трудоспособности: молодые, сильные – в одну сторону; дети, старики и те, кто не подходил на трудовые работы – в другую. Первых доставляли в лагерь Ягала «на трудовое перевоспитание» – там они в основном сортировали багаж прибывающих узников. Потом их могли перевезти в другой лагерь. А вторых вели в песчаные дюны Калеви-Лийва, где раньше был полигон. Здесь проводились казни. Всех свидетелей этих событий постарались устранить, а само захоронение 3–6 тысяч человек было обнаружено только в 1961 году.

Вайвара
Система лагерей Вайвара создавалась по приказу Гиммлера для обеспечения немецкой военной промышленности принудительной рабочей силой и сланцевыми маслами. Из архивных документов мы знаем, что в августе 1943 года сюда стали подво-зить заключенных, и к октябрю в отделении Вайвара и двух в Вийвиконна насчитывалось 3300 работников. В течение следующего года число отделений увеличивалось, заключенных привозили из разных гетто – Каунаса, Вильнюса, Латвии, Польши, Венгрии и лагеря Терезиенштадт. Узники становились рабочей силой концерна Kontinental Öl AG, на котором из сланца производили моторное масло и бензин. Некоторые из лагерей основывались вблизи шахт, другие – по мере строительства стратегических объектов.
Вайвараская система лагерей включала в себя два лагеря в Вайвара (один у железнодорожной станции, второй у завода по производству сланцевых масел), два отделения в Вийвиконна, Клоога, Нарва-Ост, Нарва-Йыэсуу (Гунгербург), Соски, Аувере, Путки (волость Козе), Эреда, Йыхви, Куремяэ, Кунда, Кивиыли, Панкьявитса (Печорский район), Печоры, Юленурмэ (Тартуский уезд), Кудупе (северо-восток Латвии), Гольдфилдс (лагерь при заводе по производству сланцевых масел в Кохтла). К началу 1944 года в системе содержалось около 9000 человек, смертность была очень высокая из-за эпидемий, недоедания и тяжелых условий труда.

Таллинская центральная тюрьма № 1
С 1942 по 1944 год из французского концентрационного лагеря Дранси были отправлены 78 эшелонов, в которых свыше 60 тысяч евреев были вывезены в концентрационные лагеря в Польше (в основном, в Освенцим). Конвой № 73 привез в Прибалтику 878 французских евреев из концлагеря Дранси. Из них около 300 человек были доставлены в Батарейную тюрьму в Таллинне. Из всей группы выжили чуть более 20 человек, направленных в лагерь Ласнамяэ, остальные были убиты.
Протокол допроса свидетеля Александра Сиберга по поводу условий содержания в тюрьме № 1 г. Таллинна от 11 октября 1944 года:
«22 апреля 1944 года я был арестован полевой жандармерией за уклонение от службы в немецкой армии и был заключен под стражу в Перновскую тюрьму, где [находился] под стражей в течение 8 дней, а затем был переведен в Таллиннскую тюрьму, где находился по день освобождения Таллинна Красной Армией, т. е. до 22 сентября 1944 г. В Таллиннской тюрьме первые пять недель содержался в общей камере, где находилось до ста заключенных, находящихся один на другом […]. Прогулок не было. Питание было исключительно плохое, выдавали в день по 200 г хлеба суррогат, один раз суп жидкий и чай.
Администрация тюрьмы без всяких причин избивала заключенных. […] был один случай, когда один заключенный получил в качестве наказания 25 ударов по телу резиновой палкой, и били этого заключенного до того, что у него из тела сочилась кровь и весь он был в синяках.

Клоога стал одним из первых распространенных и фотографически хорошо задокументированных доказательств преступлений Холокоста.

Кроме того, заключенных все время держали в напряжении и учили приветствовать немцев. Затем я был переведен в тюремную больницу этой же тюрьмы, где режим был такой же. Когда я находился в тюремной больнице, то я наблюдал такие факты, когда сильно больных, которые сами не могли передвигаться, куда-то увозили, но куда, я не знаю».
На фоне общих потерь военного времени гибель местного населения в лагерях может показаться несущественной. 963 эстонских еврея, уничтоженные в 1941 и 1942 годах – это немногим более 10% от общего числа жертв Холокоста в Эстонии. Остальными жертвами были польские, литовские, латвийские, чехословацкие, немецкие, французские и венгерские евреи. В мясорубку попадали также русские, эстонцы, цыгане, латыши и литовцы – все без разбору. А это уже десятки тысяч человек. Нужно просто помнить, что погибли эти люди не в сражениях, а из-за того, что кто-то посчитал их национальность не достойной существования. Помните об этом и вы.
При подготовке материала использованы сборники архивных документов и рапорты Международной комиссии Эстонии по расследованию преступлений против человечности. – Тарту: Министерство образования и науки; Эстонский фонд расследований преступлений против человечности, 2005 г.

Kuremäe klooster (Куремяэ, Пюхтицкий Успенский монастырь)
Saksa okupandid asutasid sõja ajal Eestis Kuremäe kloostri lähedale juudi vangilaagri. Sakslased piinasid juute hirmsasti, sundides neid ehitama kitsarööpmelist raudteed Ahtmest Jaama külani. Nälja tõttu olid paljud juudid haiged ega suutnud enam töötada. Siis tapsid sakslased nad püssipäraga ja põletasid lõkkel. Mõned visati veel elusana tulle. See tuli hõõgus terved päevad läbi, sakslased heitsid sellesse inimlõkkesse aina puid juurde. Hais oli jube. Sageli roomasid kõrbenud inimesed veel lõkkest välja. See oli õudne … Juudi vangid pidid ise sakslaste käsul teisi juute lõkkesse tagasi heitma.“
Siinkohal jääb üle küsida, kas on Euroopas olemas veel julmemat inimest kui sakslane? Kui vaid meenutada kõiki neid ilgeid massimõrvu koonduslaagrites, pantvangide hukkamisi külades, elusate inimeste põletamisi kinnistes hoonetes jne, siis pole üldse üllatav, miks maniakaalne Hitler leidis nii palju mõttekaaslasi, käsutäitjaid ja kaasajooksjaid. Siinkohal veel üks huvitav seik. Kui Varssavi lepinguosaliste riikde väeüksused (ainult Rumeenia keeldus selles aktsioonis osalemast) tungisid ööl vastu 21. augustit 1968 Tšehhoslovakkiasse, siis kõige suuremat julmust näitasid üles „sõbraliku” Saksa DV sõdurid, kes arusaadavalt ei olnud unustanud kaotust Teises Maailmasõjas. Kui näiteks kusagilt hoonest heideti Saksa tanki pihta süütepudel, siis andis tanki meeskond viivitamatult hoone pihta tuld, mõtlemata sellele, et surma oleksid võinud saada ka inimesed, kes rünnakus ei osalenud.

0

Your Cart